Главная / Консультации / Общий аудит / О цене продажи доли в ООО

О цене продажи доли в ООО

12.04.2019
Вопрос

Организация планирует продать свою долю в дочернем обществе в форме ООО физическому лицу. По какой цене это возможно сделать?
Ответ

На основании пункта 2 статьи 93 ГК РФ продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью третьим лицам допускается с соблюдением требований, предусмотренных законом об обществах с ограниченной ответственностью, если это не запрещено уставом общества.

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Закона № 14-ФЗ[1] переход доли или части доли в уставном капитале общества к одному или нескольким участникам данного общества либо к третьим лицам осуществляется на основании сделки, в порядке правопреемства или на ином законном основании.

Пунктом 2 статьи 21 Закона № 14-ФЗ установлено, что продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли в уставном капитале общества третьим лицам допускается с соблюдением требований, предусмотренных настоящим Федеральным законом, если это не запрещено уставом общества.

В силу пункта 4 статьи 21 Закона № 14-ФЗ участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли или части доли участника общества по цене предложения третьему лицу или по отличной от цены предложения третьему лицу и заранее определенной уставом общества цене (далее - заранее определенная уставом цена) пропорционально размерам своих долей, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления преимущественного права покупки доли или части доли.

Уставом общества может быть предусмотрено преимущественное право покупки обществом доли или части доли, принадлежащих участнику общества, по цене предложения третьему лицу или по заранее определенной уставом цене, если другие участники общества не использовали свое преимущественное право покупки доли или части доли участника общества. При этом осуществление обществом преимущественного права покупки доли или части доли по заранее определенной уставом цене допускается только при условии, что цена покупки обществом доли или части доли не ниже установленной для участников общества цены.

Цена покупки доли или части доли в уставном капитале может устанавливаться уставом общества в твердой денежной сумме или на основании одного из критериев, определяющих стоимость доли (стоимость чистых активов общества, балансовая стоимость активов общества на последнюю отчетную дату, чистая прибыль общества и другие). Заранее определенная уставом цена покупки доли или части доли должна быть одинаковой для всех участников общества вне зависимости от принадлежности такой доли или такой части доли в уставном капитале общества.

Положения, устанавливающие преимущественное право покупки доли или части доли в уставном капитале участниками общества или обществом по заранее определенной уставом цене, в том числе изменение размера такой цены или порядка ее определения, могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении или при внесении изменений в устав общества по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно. Исключение из устава общества положений, устанавливающих преимущественное право покупки доли или части доли в уставном капитале общества по заранее определенной уставом цене, осуществляется по решению общего собрания участников общества, принятому двумя третями голосов от общего числа голосов участников общества.

 

Таким образом, положениями Закона № 14-ФЗ не предусмотрено требование о том, что в случае продажи доли третьим лицам стоимость доли должна быть оценена независимым оценщиком или должна быть определена исходя из стоимости чистых активов.

 

Аналогичные выводы содержатся в письме Минфина РФ от 21.07.09 № 03-05-05-03/11:

«…Федеральный закон N 14-ФЗ не содержит требования об оценке доли или ее части при ее отчуждении участником».

 

Суды также придерживаются мнения, что действующее законодательство не содержит императивных норм определения цены, по которой отчуждается доля в уставном капитале общества по договору купли-продажи (Постановленияя ФАС Поволжского округа от 10.02.14 по делу № А55-1782/2013, Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.02.14 по делу № А68-6678/2013).

 

Таким образом, в соответствии с действующим российским законодательством при реализации доли в ООО стоимость доли не подлежит обязательной оценке независимым оценщиком или ее обязательному определению исходя из стоимости чистых активов.

 

 

Далее рассмотрим налоговые последствия продажи доли в обществе.

 

НДС

 

Согласно подпункту 12 пункта 2 статьи 149 НК РФ реализация доли в уставном капитале ООО не подлежит налогообложению НДС.

 

Налог на прибыль

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 268 НК РФ при реализации товаров и (или) имущественных прав налогоплательщик вправе уменьшить доходы от таких операций на стоимость реализованных товаров и (или) имущественных прав, определяемую в следующем порядке:

2.1) при реализации имущественных прав (долей, паев) - на цену приобретения данных имущественных прав (долей, паев) и на сумму расходов, связанных с их приобретением и реализацией, если иное не предусмотрено пунктом 10 статьи 309.1 или пунктом 2.2 статьи 277 НК РФ.

 

При этом пунктом 2 статьи 268 НК РФ предусмотрено, что если цена приобретения (создания) имущества (имущественных прав), указанного в подпунктах 2, 2.1 и 3 пункта 1 настоящей статьи, с учетом расходов, связанных с его реализацией, превышает выручку от его реализации, разница между этими величинами признается убытком налогоплательщика, учитываемым в целях налогообложения.

 

Таким образом, из указанных норм можно сделать вывод, что НК РФ допускает возможность продажи доли в ООО как с прибылью, так и с убытком.

При этом статья 268 НК РФ не содержит каких-либо дополнительных требований в отношении определения стоимости доли в ООО исходя из определенных критериев (независимой оценки или стоимости чистых активов).

 

Учитывая изложенное, в целях налогообложения применяется стоимость доли в ООО, определенная сторонами.

 

Вместе с этим, отметим следующее.

 

Согласно пункту 1 статьи 54.1 НК РФ не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

 

Следовательно, в силу нормы пункта 1 статьи 54.1 НК РФ недопустимо применение схемы налогообложения, которая создается с целью исключительно получения необоснованной налоговой выгоды.

В таком случае, налоговым органам необходимо получить доказательства  умышленных действий налогоплательщика, направленных на неуплату налога в бюджет.

Отметим, что об умышленных действиях налогоплательщика свидетельствует такая совокупность факторов, как взаимозависимость участников сделки, согласованность действий участников сделки, направленных на неуплату налога в бюджет, осуществление транзитных операций, особые формы расчета, создание искусственного документооборота и др.

С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что в случае, если налоговыми органами будет выявлена совокупность факторов, свидетельствующих об умышленных действиях налогоплательщика, порочащих деловую цель сделки и направленных исключительно на минимизацию налоговых обязательств к уплате в бюджет, то налоговыми органами налоговые обязательства, возникшие в результате таких действий, корректируются в полном объеме.

 

Согласно пункту 2 статьи 54.1 НК РФ при отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, по имевшим место сделкам (операциям) налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй НК РФ при соблюдении одновременно следующих условий:

1) основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;

2) обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

 

Применительно к рассматриваемому нами случаю сама по себе операция по продаже доли по цене, например, ниже действительной стоимости доли или без проведения независимой оценки, не свидетельствуют о получении Организацией необоснованной налоговой выгоды.

Однако в том случае, если налоговыми органами будет обнаружен факт наличия взаимозависимости между сторонами, участвующими в сделке, а также будет установлено, что цена продажи существенно ниже рыночной цены, то налоговыми органами может быть сделан вывод о том, что сделка по продаже доли в ООО осуществлена по заниженной цене в целях занижения налоговой базы по налогу на прибыль.

 

О существовании такого риска свидетельствуют разъяснения ФНС РФ, изложенные в письме от 27.11.17 № ЕД-4-13/23938@:

«…в случаях, не предусмотренных разделом V.1 Кодекса, налоговые органы не вправе оспаривать цену товаров (работ, услуг), указанную сторонами сделки и учтенную при налогообложении в рамках выездных и камеральных проверок.

Однако многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в рамках выездной и камеральной проверки в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, указывающими на несоответствие между оформлением сделки и содержанием финансово-хозяйственной операции».

 

В Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений раздела V.1 и статьи 269 НК РФ, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.17, было отмечено следующее:

«3. По общему правилу в случаях, не предусмотренных разделом V.1 НК РФ, налоговые органы не вправе оспаривать цену товаров (работ, услуг), указанную сторонами сделки и учтенную при налогообложении. Несоответствие примененной налогоплательщиком цены рыночному уровню не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды.

Однако многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, указывающими на несоответствие между оформлением сделки и содержанием финансово-хозяйственной операции.

Хозяйственное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа, которым ему доначислены налоги на прибыль и на добавленную стоимость в связи с реализацией объектов недвижимости по ценам, заниженным относительно рыночного уровня.

Возражая на заявление общества, налоговая инспекция указала, что реализация имущества на нерыночных условиях имела своей целью получение необоснованной налоговой выгоды.

Рассмотрев дело, суд первой инстанции заявленные обществом требования удовлетворил, установив, что покупателями объектов недвижимости по спорным сделкам являлись лица, которые не находились в отношениях взаимозависимости с налогоплательщиком, действовали самостоятельно и преследовали свой коммерческий интерес, а налоговым органом не доказаны сделанные в ходе налоговой проверки выводы о совершении спорных операций без деловой цели.

Судом апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Суд округа отменил состоявшиеся по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, посчитав, что установленные судами обстоятельства не опровергают доводы налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, поскольку в ходе судебного разбирательства соответствие цены реализации объектов недвижимости рыночному уровню проверено не было.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации признала такие выводы суда округа ошибочными, указав при этом следующее.

По общему правилу налоговые последствия совершенных налогоплательщиком операций определяются из условий совершенных им сделок, а исчисление налогов из рыночных цен вместо цен, согласованных сторонами сделки, допускается только в случаях, установленных законом (статья 40 НК РФ - до 01.01.2012, раздел V.1 НК РФ - после 01.01.2012).

Отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно применяемого по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота, не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, возникновении у него недоимки, определяемой исходя из выявленной ценовой разницы, поскольку судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности.

Если налоговым органом оспаривается соответствие отраженной в налоговом учете операции ее действительному экономическому смыслу, то многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон сделки, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков платежей и т.п).

Наличие такой совокупности обстоятельств налоговым органом доказано не было, а одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, в связи с чем выводы судов первой и апелляционной инстанций являются правильными.

В другом деле Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации согласилась с обоснованностью доначисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость исходя из рыночной цены реализованного имущества (объекта недвижимости), обратив внимание на следующее.

Покупателями имущества выступили организации, которые были созданы незадолго до заключения договоров купли-продажи и выступали взаимозависимыми лицами по отношению к налогоплательщику в силу совпадения участников и руководителей организаций, что согласно пункту 1 статьи 105.1 НК РФ означает способность этих лиц оказывать влияние на условия и (или) результаты совершаемых между ними сделок и (или) экономические результаты деятельности друг друга.

При этом указанная в договорах цена продажи объектов недвижимости была многократно (в десятки раз) занижена относительно рыночного уровня, что ставит под сомнение возможность отчуждения дорогостоящего имущества на таких ценовых условиях и в отсутствие разумных экономических причин к установлению цены в заниженном размере позволяет сделать вывод, что поведение налогоплательщика и взаимозависимого с ним лица при определении условий сделок было продиктовано целью получения налоговой экономии.

Следовательно, у налогового органа имелись основания для определения прав и обязанностей общества исходя из уровня дохода, который был бы получен налогоплательщиком в случае реализации недвижимости на обычных (рыночных) условиях».

 

В письме ФНС РФ от 11.04.18 № СА-4-7/6940 со ссылкой на выше приведенный Обзор были сделаны следующие выводы:

«8. Отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно применяемых по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды….

…Между тем, установленное по результатам налоговой проверки отклонение цен по спорным сделкам с взаимозависимым контрагентом в диапазоне от 11 до 52 процентов, по сравнению с ценами на аналогичный товар по сделкам предпринимателя с другими контрагентами, многократным не является.

Данные выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2018 N 303-КГ17-19327 по делу N А04-9989/2016 (Индивидуальный предприниматель против Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Амурской области)».

 

Отметим, что действующим законодательством прямо не определен порядок оценки рыночной стоимости доли в уставном капитале. Однако на практике принято сравнивать цену продажи доли с ее действительной стоимостью, определяемой исходя из стоимости чистых активов ООО. При этом данный порядок, на наш взгляд, не всегда является правомерным  на том основании, что балансовая стоимость активов или обязательств, отраженных в балансе, исходя из которой оценивается стоимость чистых активов, может быть завышена или занижена относительно рыночной стоимости. В связи с чем, реальная рыночная стоимость доли в уставном капитале ООО может отличаться от ее действительной стоимости.

Поэтому, на наш взгляд, в том случае, если цена продажи доли существенно отличается от ее действительной стоимости и если имеет место взаимозависимость между сторонами сделки по продаже доли, отчет оценщика, подтверждающий соответствие цены продажи доли рыночному уровню, может снизить риск предъявления претензий со стороны налогового органа, касающийся доначисления налога на прибыль.

 

Подводя итоги изложенному можно сделать выводы о том, что с точки зрения норм российского законодательства у сторон сделки по продаже доли не возникает обязанности по привлечению независимого оценщика в целях определения рыночной стоимости доли участия в ООО. Также не возникает обязанности определять цену продажи доли исходя из ее действительной стоимости.

Между тем, в целях снижения риска, связанного с доначислением налога на прибыль, Организация вправе привлечь оценщика для подтверждения, что цена продажи доли соответствует рыночному уровню. Кроме того при решении вопроса об определении цены реализации доли стороны вправе исходить из ее действительной стоимости.

 

 

Коллегия Налоговых Консультантов, 22 февраля 2019 года

 



[1] Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.98 № 14-ФЗ.


Назад в раздел