Главная / Консультации / Общий аудит / О нотариальном заверении решения единственного участника

О нотариальном заверении решения единственного участника

27.07.2020
Вопрос

Обязаны ли мы с 01.01.2019 при утверждении бухгалтерской отчетности (без распределения дивидендов) удостоверять решение единственного участника нотариально?
Ответ

Согласно пункту 1 статьи 65.3 ГК РФ высшим органом корпорации является общее собрание ее участников

На основании пункта 2 статьи 65.3 ГК РФ если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или другим законом, к исключительной компетенции высшего органа корпорации относятся, в том числе:

утверждение годовых отчетов и бухгалтерской (финансовой) отчетности корпорации, если уставом корпорации в соответствии с законом это правомочие не отнесено к компетенции иных коллегиальных органов корпорации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 67.1 ГК РФ к исключительной компетенции общего собрания участников хозяйственного общества наряду с вопросами, указанными в пункте 2 статьи 65.3ГК РФ, относятся, в том числе:

распределение прибылей и убытков общества (пункт 3).

Согласно пункту 2 статьи 33 Закона № 14-ФЗ[1] к компетенции общего собрания участников общества относятся в том числе:

утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов (пункт 6);

принятие решения о распределении чистой прибыли общества между участниками общества (пункт 7).

Как указано пунктом 2 статьи 7 Закона № 14-ФЗ, общество может быть учреждено одним лицом, которое становится его единственным участником.

На основании статьи 39 Закона № 14-ФЗ в обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно. При этом положения статей 34, 35, 36, 37, 38 и 43 настоящего Федерального закона не применяются, за исключением положений, касающихся сроков проведения годового общего собрания участников общества.

Согласно пункту 3 статьи 67.1 ГК РФ принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения посредством очного голосования и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются в отношении, в частности:

общества с ограниченной ответственностью путем нотариального удостоверения, если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно (подпункт 3).

Из изложенных норм следует, что в отношении общества с ограниченной ответственностью законом прямо предусмотрено обязательное нотариальное удостоверение решений принятых общим собранием участников.

Таким образом, можно сделать вывод, что на общество, состоящее из одного участника, норма подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ не распространяется.

 

Однако законодательство не содержит и исключений в отношении решений единственного участника в части требования о нотариальном удостоверении.

Отсутствие таких исключений повлекло спорность в части необходимости нотариального удостоверения решений, принятых единственным участником.

 

После  25.12.2019 года

Так, в Обзоре судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.19 (далее по тексту – Обзор) изложено следующее:

«… 3. Требование о нотариальном удостоверении, установленное подпунктом 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ, распространяется и на решение единственного участника.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в регистрирующий орган с заявлением о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) сведений о начале процедуры реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица.

Регистрирующий орган вынес решение об отказе в государственной регистрации юридического лица в связи с отсутствием нотариального удостоверения решения единственного участника общества, необходимого в силу подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ.

Отказ регистрирующего органа был обжалован в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены, поскольку суды сочли, что законодательство не требует нотариально удостоверять решение единственного участника общества.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменил, в удовлетворении требования отказал, указав, что подпункт 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ направлен на то, чтобы исключить фальсификацию решения, принимаемого высшим органом управления общества, и действие указанной нормы в равной мере распространяется и на решение единственного участника общества, которое также подвержено риску фальсификации.

Кроме того, закон не содержит исключения в отношении решений единственного участника в части требования о нотариальном удостоверении, установленного подпунктом 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ…».

 

Таким образом, в приведенном Обзоре сделан вывод, что норма подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ в равной мере распространяется  на решения единственного участника общества, так как по своей сути подпункт 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ направлен на то, чтобы исключить фальсификацию решения, принимаемого высшим органом управления общества.

В связи с чем, судом сделан вывод, что требование о нотариальном удостоверении, установленное подпунктом 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ, распространяется и на решение единственного участника.

Как указано в преамбуле, целью подготовленного Обзора является обеспечение единообразного применения судами общей юрисдикции и арбитражными судами законодательства Российской Федерации о хозяйственных обществах, а также устранение противоречивых подходов при рассмотрении сходных юридических дел.

В Определении Верховного Суда РФ от 30.12.19 № 306-ЭС19-25147 по делу № А72-7041/2018 изложено следующее:

«…Относительно довода заявителя о несоблюдении требования подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации о нотариальном удостоверении оспариваемых решений общего собрания участников об избрании альтернативного нотариальному способа подтверждения принятия решения и состава участников, следует отметить, что в целях защиты правовой определенности и разумных ожиданий участников гражданского оборота, разъяснения, приведенные в пунктах 2 и 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.12.2019, подлежат применению только при рассмотрении споров, связанных с оспариванием решений общих собраний участников (решений единственного участника), принятых после указанной даты…».

С учетом изложенного, разъяснения, приведенные в пункте 3 Обзора, применяются, только если оспариваются решения единственного участника, принятые после 25 декабря  2019 года.

До 25.12.2019 года

До принятия вышеизложенного Обзора контролирующими органами подтверждалась позиция, что на решения единственного участника общества с ограниченной ответственностью требования подпункта  3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ о нотариальном удостоверении не распространяются.

 

В Письме ФНП от 01.09.14 № 2405/03-16-3[2]в пункте 2 «Определение предметной компетенции» изложено:

«…на общество с ограниченной ответственностью, состоящее из одного участника, положения статьи 67.1 ГК РФ не распространяются. Такой вывод следует из анализа норм п. 2 статьи 7, статьи 39 Закона об ООО. Решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания в таких обществах, принимаются единственным участником и оформляются письменно. При этом положения статей 34 - 38 и 43 Закона об ООО не применяются…».

В Письме ФНС России от 28.12.16 № ГД-4-14/25209@[3] сделан вывод, что из смысла статьи 39Закона № 14-ФЗ следует, что в обществе с ограниченной ответственностью, состоящем из одного участника, общие собрания участников общества не проводятся, а вопросы, относящиеся к компетенции общего собрания участников общества, решаются одним участником. Поскольку требование о нотариальном удостоверении, установленное подпунктом 3 пункта 3 статьи 67.1ГК РФ, относится к оформлению решения общего собрания участников общества, на решение единственного участника общества оно не распространяется.

Из изложенного можно сделать вывод о том,что нормы ГК РФ и Закона № 14-ФЗ прямо не содержат требования о нотариальном удостоверении решения единственного участника общества с ограниченной ответственностью. Следовательно, отсутствие нотариального удостоверения решений единственного участника,принятых до 25.12.19, не должно повлечь каких-либо правовых последствий для общества с ограниченной ответственностью с одним участником.

Решения единственного участника, принятые после 25.12.19 могу быть признаны судом недействительными в силу положений статьи 181.4 ГК РФ, пункта 3 Обзора и  Определения Верховного Суда РФ от 30.12.19 № 306-ЭС19-25147 по делу № А72-7041/2018.

Коллегия Налоговых Консультантов, 3 марта 2020 года



[1] Федеральный закон от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»

[2]Письмо ФНП от 01.09.14 № 2405/03-16-3 «О направлении пособия по удостоверению нотариусом принятия общим собранием участников хозяйственного общества решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии»

[3] Письмо ФНС России от 28.12.16 № ГД-4-14/25209@ «О направлении «Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 4 (2016)»


Назад в раздел